Путешествовать красиво - это искусство

Чтобы подписаться на эту группу, вы должны войти в систему или зарегистрироваться. После этого вы должны будете повторно попробовать присоединиться к группе.

Известный энолог и предприниматель Олег Рябушинский – мой друг детства. Мы учились с ним в одном классе, и тогда его называли не иначе, как Ряба. Но вчера, когда я пришел брать у него интервью в его офис на Старом Арбате, все вокруг называли его Олегом Степановичем. Ко мне вышел представительный мужчина в синем костюме и при галстуке, подстриженный очень модно, на манер британских «лэдов». Легкая небритость выдавала в нем человека артистичного, а во всей фигуре было нечто такое, что внушало уважение. Невероятная карьера, которую ему удалось сделать в последние годы практически с нуля, помогла ему вернуть лавры знаменитому роду Рябушинских. А не так давно Олег открыл свой персональный блог о luxury lifestyle, в котором делиться со всеми желающими своим опытом дорогих и комфортных путешествий, . Пишет о своих любимых и не очень любимых отелях и ресторанах мира (в связи с бизнесом он очень часто в разъездах, да и просто любит путешествия).

 

- Олег, во время Перестройки ваша семья вернулась в Россию после долгих лет жизни во Франции. Почему и как это произошло? Было ли это трудно?

 

- Мой отец был дипломатом, его направили в Ленинград. Мы переехали вместе с ним, мне тогда было десять лет, так что ощутимого удара не произошло. В этом возрасте не так остро еще чувствуются подобные вещи. Тем более что условия нам были предоставлены очень хорошие, насколько я сейчас могу судить. 

- Задам тебе один может быть слишком личный вопрос. Говорят, что после школы ты был связан с криминалом.

 

- (смеется) Я думаю, что обо мне после школы много чего говорили. Особенно наши девчонки. Я только один раз пересекался с Тамбовской группировкой, да и то это была очень эпизодическая история. Ты же помнишь, что в 90-х в Питере все так или иначе занимались криминалом, так что ничего необычного в этом нет. И особенно тут, конечно, говорить не о чем.

- Когда ты занялся винами?

- О, это случилось уже в конце 90-х. В 98 я поехал в Париж и там познакомился с академиком международной академии виноградарства и виноделия Кириллом Смирновым, и вот он меня приобщил к этой науке.

- Как ты считаешь, что делает вино вином?

- Ответ прост: виноградная лоза. По сути это главное. И, заметь, это было единственное, что Адам и Ева смогли унести с собой из рая… И первое, что Ной посадил на земле после потопа… Дальше важны такие параметры, как терруар – то есть характеристики земли, на которой растет лоза. Ее минерализация, климат, который вокруг, собственно, ее дух, ее сила. Все это влияет на вкус вина. И именно поэтому один и тот же сорт винограда, выращенный, скажем в Австралии, в Бароссе и во Франции, в Роне очень сильно отличается по своим вкусовым качествам. И соответственно отличается и вино. Это аппелясьонные классификации, и они очень важны. Очень важен также сам человек, который выращивает виноград.

- Твои любимые вина?

- Трудный вопрос. Сейчас я бы выделил для себя бургундские. Причем именно Domainе-вина, то есть вина тех производителей, которые производят вина только из винограда с принадлежащих им виноградников, а не используют чужое сырье… Это очень важный момент для меня. Но и в домейнах нужно уметь разбираться, я должен сказать: есть такие домейны, которые уже просто нагло из года в год эксплуатируют свою классификацию и производят черти что, а есть очень хорошие домейны, для которых виноделие это судьба и жизнь. Их мало, их вина дороги и дефицитны. И поэтому, к сожалению, в большинстве, например, московских ресторанов, очень трудно найти эти вина. В основном у нас в винных картах даже самых престижных ресторанов творится всякое негоциантство, вина категории Maison. То есть такие вина массмаркетовские, не очень хорошие по сути.  

- Назови домейны, достойные внимания.

 

- Comtes Lafon, Leroy, La Romanee-Conti, Comte Georges de Vogue, Jean-Francois Coche-Dury. А из более демократичных, если можно так выразиться: Ramonet, Comte Armand, Robert Arnoux, Gerard Chavy, Bruno Clair, De Courcel, Colin Deleger, Perrot Minot, Drouhin.


Московский особняк Рябушинских на Малой Никитской. После революции в нем жил Горький, а сейчас это министерство труда и занятости.


- Олег, раз уж ты заговорил о российских ресторанах, скажи, а что ты вообще думаешь о так называемом нашем московском гламуре, народившимся в последние пару десятилетий? Ты считаешь себя его частью?

- Нет, я не считаю себя частью чего-либо, я сам по себе, я целое, а не часть. Хотя, безусловно, человеку, который смотрит на происходящее со стороны, может показаться, что я принадлежу к этой тусовке. Вообще, меня все это очень веселит. Я не хочу никого ни в чем упрекать, понятно, что люди стараются создать нечто, сформировать некое ситуационное поле, но, например, такие клубы, как Famous, это, конечно, пока еще только жалкая и смешная пародия, и, по моим ощущениям, все эти потуги создать по-настоящему дорогой клуб в Росси еще не скоро увенчаются успехом. С другой стороны мне нравится то, что делает Андрей Деллос. Он был одним из первых, кто серьезно в России подошел к созданию ресторанных интерьеров и атмосферы. Я помню, мы еще в 90-х как-то раз выпивали с ним в «Сохо», и я уже тогда понял, что это человек, внутри которого живет настоящий стиль. И сейчас, мне кажется, он развился окончательно, у него уже кое-что действительно получается. Например, я недавно ужинал у Алена Дюкасса в его парижском ресторане в Plaza Athenee, а на следующий день ужинал в «Турандоте», и по остроте ощущений это были вполне сравнимые вещи…

- Ты открыл недавно , первый в России частный блог, посвященный путешествиям премиум-класса, класса люкс. Это просветительская тема? Чистое меценатство в духе твоего предка Николая Рябушинского?

- Начнем с того, что это вообще, по-моему, первый подобный сайт в России. Я до сих пор не видел ни одного компетентного источника информации о дорогих путешествиях – об отелях, о ресторанах. Все что у нас до сих пор было это либо сайты турфирм, либо журналы, которые существуют при турфирмах. А это неадекватно. Им просто выгодно выгораживать одни отели (с которыми они работают) и умалчивать о других. А в гастрономических вопросах они и вовсе не разбираются. Есть журнал Robb Report, достойное издание даже в своей российской ипостаси. Но этого мало, они не могут физически написать обо всем, тем более там не только про путешествия… Поэтому в каком-то смысле мой проект – действительно меценатство. Потому что, во-первых, жить и путешествовать красиво это именно искусство – и не каждый человек, даже очень состоятельный, у нас умеет это делать. В России культура luxury пока что находится еще в зачаточном состоянии. Люди научились зарабатывать, но еще не научились достойно тратить. А, во-вторых, я уже сказал, что комфортные, красивые и познавательные путешествия для русских зачастую просто недоступны, потому что не все знают о существующих возможностях – о лучших местах, где остановиться и где поесть. Об этом иногда просто нет информации, так как спрос на эту информацию до сих пор был не слишком велик (все по той же причине отсутствия luxury-культуры)… Но сейчас наступил момент, когда люди стали подходить к путешествиям более осознанно. И я считаю, располагая таким опытом, просто не честно молчать. К тому же мне просто интересно блоггерство, и тут, возможно, сказывается наследственная склонность к журналистскому делу…

- Хорошо, ну и последний вопрос: как тебе удается совмещать блоггерство с бизнесом?

- Мои дела сейчас уже находятся на той стадии, когда я, наконец, могу себе позволить иметь такое хобби.




Обсуждение на Facebook

Обсудить Вконтакте